Среда, 23.08.2017, 22:19
Меню сайта
Категории каталога
Татарская женская традиционная одеж [1]
Татарская женская традиционная одежда
Татарская одежда Вторая часть [1]
Татарская одежда Вторая часть
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Наш опрос
В каком состоянии находится русская культура?
Всего ответов: 103
Мини-чат
200

Каталог статей

Главная » Статьи » Культура других народов » Татарская одежда Вторая часть

Татарская народная одежда часть вторая


Татарская женская традиционная одежда

Рамзия Мухамедова,
кандидат исторических наук


Женские головные уборы делят­ся на: уборы девичьи и замужних женщин.

Девичьи традиционные голов­ные уборы в основном представле­ны в виде шапок. При их ношении волосы, заплетенные в две косы, располагались на спине и остава­лись открытыми или слегка прикры­вались накосным украшением (тезмә) или, позже, легким фаб­ричным платком.

Бытовали девичьи шапки с от­крытым и закрытым верхом, а так­же калфачки без твердого налоб­ника (вязаные, матерчатые и калфак-чачак). К первому типу шапок мы относим девичий убор, охваты­вающий голову в виде повязки-шап­ки, что в развернутом виде пред­ставляет полоску ткани. Верхний край его собран на нитку или зало­жен в складки, а нижний край для крепости подшит с внутренней сто­роны узкой тесьмой. Налобная часть шапочки украшена неболь­шим количеством мелких монет. Как убор девичий, под названием «тайка», во второй половине XIX в. он встречался у татар-мишарей Са­ранского уезда Пензенской и Корсунского уезда Симбирской губер­ний (на этой же территории, как увидим ниже, отмечались и жен­ские шапки кашпау).

Шапка с «закрытым верхом» представлена двумя вариантами: 1) с мягким полушаровидным осто­вом и 2) с полужестким околышем и мягким, плоским, верхом. Первый вариант девичьей шапки в конце XIX в. встречался (единично) в Глазовском уезде Вятской губернии. В других же регионах шапка «с полу­шаровидным остовом» (под назва­нием такыя или тупый) ассоцииру­ется как общедетский головной убор.

А что касается шапки с полу­жестким околышем и плоским вер­хом, то шили ее из темно-синего, темно-зеленого или бордового бар­хата; место соединения верха и околыша заложено в небольшие складки и оформлено рюшем. В Сарапульском уезде Вятской губер­нии, а также в Бирском, Золотоустовском уездах Уфимской губер­нии к шапочке типа такыя приши­вали околоушные подвески, выпол­няющие роль подбородочной тесь­мы.

Татарская женская народная одеждаВ сер. XIX — нач. XX вв. в каче­стве девичьего головного убора бы­товали калфачки. Девичий калфак представляет собой вид длинного колпака, один конец которого за­канчивается на конус, к которому пришита кисть. Он надевался на го­лову, а конусообразный конец откидывался назад (или на бок). Де­вичьи калфаки ничем не покрыва­лись, за исключением налобной по­вязки укачачак, которая входила в традиционный комплекс этого убо­ра. Как уже отметили, имеется 2 варианта девичьих калфачков. Пер­вый вариант калфака, длиной 70 см, связан из белых ниток. В сер. XIX в. белые девичьи калфаки бытовали в большинстве регионов и вошли в народную поэзию (напри­мер, песня «Ак калфак»). Но в кон­це XIX—нач. XX вв. белые вязаные калфаки чаще встречались среди татар-кряшен и изредка среди пе­риферийных групп Волжско-уральских татар-мусульман.

Матерчатый вариант девичьих калфачков имел узколокальную территорию бытования. В нач. XX в. он отмечается, наравне с белыми вязаными калфачками, у татар-кря­шен Мамадышского и Лаишевского уездов Казанской губернии. Его ши­ли из бархата или сатина, чаще тем­ных тонов, длиной до 50 см. Отви­сающий назад конец калфака так же, как и у предыдущего варианта, заканчивается конусом и имеет кисть. Верхняя поверхность орна­ментирована тамбурной вышивкой или полосками разноцветных лент. Характерно, что приходящийся на лоб край калфака не имеет орна­ментации, так как он всегда носил­ся с укачачак.

В сер. XIX в. носили также калфачки, вязанные из разноцветных шелковых ниток, с поперечными полосками. Н.И. Воробьев их на­зывает «городскими». Их длина также доходит до 50 см. Они без твер­дого околыша, но с отворотом. Сре­ди последних имеются богато орна­ментированные вышивкой, синелью и выполненной в «ушковой» техни­ке аппликацией. На лобную часть калфака, по всему диаметру ок­ружности, пришита укачачак; ино­гда позументной или серебряной бахромой обшиты и боковые линии убора; к его отвисающему концу пришита большая кисть из каните­ли. По размеру и форме «город­ские» калфаки напоминают матер­чатые варианты девичьих калфачков. Но в отличие от них вязаный городской калфак часто соединен с укачачак в единый убор (чачак-калфак), как бы образуя новый вари­ант девичьих калфачков.

Во второй половине XIX — нач. XX вв. в качестве девичьего голов­ного убора также выступали фаб­ричные платки (җаулык, тастымал). В некоторых районах носили их вместе с налобной повязкой ука­чачак. Так, например, у татар-ми­шарей Пензенской губернии этот комплекс имел место в свадебном наряде невесты (укачачак здесь выступал в качестве символа дев­ственности).

В отдельных регионах (Мамадышский, Лаишевский уезды Казан­ской губ.) единично отмечается но­шение девушками шапок с мехо­вым околышем и белых войлочных шляп. Но у народа в целом эти убо­ры в рассматриваемый период не воспринимались девичьими.

Традиционные головные уборы замужних женщин более разнооб­разны и сложны. В отличие от девичьих, уборы замужних женщин при­званы были закрывать не только ее волосы, но и шею, плечи, спину. Поэтому они включали в свой со­став волосники и различные покры­вала, которые, кстати, составляли основную часть комплекса головно­го убора замужних женщин.

Нижний убор волосник (чәчкап) представляет наиболее интерес­ный, хотя и менее заметный на пер­вый взгляд, компонент женского традиционного головного убора. Он призван собрать и закрывать воло­сы женщины и поэтому его форма в значительной степени связана с ее прической. Как известно, татарка-мусульманка заплетала волосы в две косы и отпускала их по спине. Поэтому волосники их как бы состояли из двух частей: шапочки (или чехлика) и накосника, или пред­ставляли кусок цельной продолго­ватой ткани, верхнему краю которо­го придана форма сборника. Оба эти варианта волосника бытовали среди татар-мишарей Окско-Сурского бассейна: первый, под назва­нием чәчкап у чокающих (в Пензен­ской, Тамбовской, Рязаньской, Са­ратовской губерниях); а второй — под термином сылапцау—у цокаю­щих (в Нижегородской, Симбирской губерниях). Небезынтересно заме­тить, что способ укрепления сылапцау на голове напоминал повязывание казанскими татарками легкого фабричного платка способом чөеп бәйләү. В комплексе традиционно­го убора женщин указанных губер­ний (цокающих мишарей) бытовал и дpyгoй тип волосника, который назывaлcя башкигец или әкәй. Это плотно облегающий голову капю­шон с широкой, прикрывающей спи­ну и плечи, лопастью. Наспинная часть (лопасть) башкигец орнамен­тирована апликацией из разноцвет­ных кусочков материи; его нижний край украшен черной или темно-кирпичного цвета бахромой. Он но­сился в комплексе с рубахой юле күлмәк и представлял головной убор молодой женщины. Этот тип волосника, к сер. XIX в. сохранив­ший узко-локальное  бытование, представляет архаичную форму женского головного убора Волжско-уральских татар. В одетом виде он ассоциируется со способом повязывания казанскими татарками фабричного платка: на кромку, за­вязывая два соседних угла под под­бородком, распустив полотнище на спине.

По сведениям старого информа­тора из д. Нарат Сарапульского уезда Вятской губернии, подобная же форма волосника, под названи­ем киемчек, в более ранний период (в первой пол. XIX в.) встречался (единично) и в комплексе женского головного убора татарских женщин Сарапульского уезда. Его шили из белой ткани, носили пожилые жен­щины под өрпәк или кыекча (см. далее).

Старые женщины Бирского и Белебеевского уездов Уфимской, а также Осинского и Кунгурского уез­дов Пермской губерний до послед­него времени под четырехугольный фабричный платок надевали маңгайча. В простейшей форме маңгайча представляла небольшую прямоугольную повязку, нижний край которой собран на шнурке, благодаря чему волосник принимал форму чепца. Налобная часть волосника украшалась мелкими мо­нетами.

Кстати, наш оригинальный калфак так же представлял нижний головной убор женщины. Во второй половине XIX в. в городах и близ­лежащих к ним районах входят в моду бархатные калфаки с твер­дым околышем маңгайча. Они раз­личаются по размерам, в том числе по ширине околыша, цвету, декора­тивному оформлению. Но при всем этом разнообразии они сохранили функцию нижнего убора — калфак всегда надевался или укреплялся на волосы (ближе ко лбу) и сверху покрывался платком. Ношение калфака замужними женщинами в ка­честве самостоятельного убора не выходило за пределы семейного круга или круга женщин. Бархатные калфачки с твердым околышем в конце XIX — нач. XX вв. вошли в комплекс женской, в том числе и девичьей одежды всех групп татар­ского народа за исключением кряшен. Независимо от размера, бар­хатный калфак состоит из двух час­тей: из мягкого верха — капчык и твердого околыша— маңгайча: в народе их часто называют яссы кал­фак.

Своеобразным вариантом бар­хатных калфачков является калфак-наколка (мөгез калфак), где мягкая часть и диаметр околыша доведены до минимума, а высота околыша, наоборот, заметно увели­чена, декоративная нагрузка также направлена на околыш. Техника ор­наментации— нашивка или расшив­ка бисером, жемчугом (энҗе кал­фак, сәйлән калфак).

Территорией формирования бархатных калфачков является Ка­зань и Заказанье, где их изготовле­ние получило характер промысла. По сведениям старшего поколения, в этих районах маленький калфак с высоким околышем, который фак­тически выполнял лишь роль налобника, носился набок, придав его верхнему углу рогообразную форму (мөгез чыгарып). Здесь эта тради­ция претендует на исконность быто­вания и, возможно, восходит к тра­диции ношения волосника с твер­дой налобной частью.

Для нач. XX в. мөгез калфак в сочетании с фабричным платком можно назвать национальным убо­ром татарок. Одновременно полу­чают популярность среди всех групп (кроме кряшен) бархатные шапки с твердым околышем и плос­ким верхом (түбәтәй калфак, такыя калфак), которые, как и преды­дущие варианты, надевались на во­лосы и носились под платком.

Как видим, у всех разновидно­стей волосников (чехликов, плат­ков, калфачков) налобная часть была украшена. У астраханских та­тар, например, налобное украше­ние соответствовало возрасту и се­мейному положению женщины. Так, покрывала одной и той же формы, в зависимости от его налоб­ника, назывались по-разному: чембар, шылавыч (то же баштарткыч). Чембар женщина повязывала с налобной повязкой миезбәк в первые пять лет замужества; затем она миезбәк сменяла на другое на­лобное украшение — җагалык, пос­ле чего покрывало называлось шылавыч (или баштарткыч).

Несколько своеобразен волосник (мәләнчек) кряшенок. Он имел форму чепца без накосника; накосник ей не нужен, ибо заплетенные в две косы волосы кряшенка не от­пускала вдоль спины, а укладывала вокруг головы под чепец (наподобие русской женщины). Мәләнчек снабжен твердым налобником калак. Форма налобника имеет тер­риториальные особенности. Так, волосник кряшен Западного Предкамья имеет продолговатую прямо­угольную форму; восточного Закамья — копытообразную; а кряшен Чистопольского уезда — квадрат­ную форму. На волосник кряшенка повязывала сүрәкә. Несмотря  на свой небольшой размер (25x60 см) сүрәкә представляет сложный го­ловной убор. Он имеет вышитый на­лобник (маңгайча) и позументные крылья (канатлар), теменную часть (түбә) из плотной ткани и «хвоста» (коерык) из кумача или темного бархата. Сопутствующими украшениями этого комплекса го­ловного убора являются ажурные серьги, украшенные мелкими моне­тами наушники (чигәчә или җилкәлек).

По размерам и в какой-то степе­ни по функциональному назначе­нию близок к сүрәкә другое жен­ское покрывало кряшен — башъяулык или чукол, особенно широко бытовавшее у елабужской группы (кстати, сүрәкә у них больше ис­пользовалось в качестве подвенеч­ного убора невесты).

Большое разнообразие дает вто­рая составная часть традиционного женского головного убора (покры­вала) татар-мусульман. В зависи­мости от принадлежности к той или иной территориальной группе и вре­мени бытования покрывала-платки имеют различные формы (полотенцеобразные, треугольные, квадрат­ные и др.), а также названия (тастар, яулык, кыекча, өрпәк и т.д. Нередко под одним и тем же терми­ном, например, тастар, яулык бы­товали покрывала разных форм.

К полотенцеобразным покрыва­лам относятся и тастары Окско-Сурского бассейна (касимовских татар, мишарей и молькеевских кряшен). Ранние экземпляры сель­ских тастаров представляют белое самотканое полотно, длиной до 2 м и шириной около 40 см. Они состо­ят из основной части, которой по­крывалась голова женщины, и ук­рашенных концов (или одного ук­рашенного конца), которые спускались на спину. С двух сторон, по всей длине тастара, проходит крас­ная кайма. В способах украшения концов тастара и в их узорах замет­ны территориальные особенности. Так, тастар касимовских татар от­личают плотные многоцветные там­бурные (растительные) узоры. На тастарах чокающих мишарей Пен­зенской губернии узоры геометри­ческие, выполненные в технике счетной вышивки «цветная пере­вить». Тастар цокающих (сергачских) мишарей отличает «лоскут­ный» узор, молькеевских кряшен — многоцветные мелкие тканые узо­ры, выполненные способом «вы­борной» техники.

Своеобразны тастары астрахан­ских татар, сшитые из белой, неред­ко ажурной ткани. Имели место два варианта тастара: 1) по форме сов­падающий с нижними покрывалами чембар и шылавыч (баштарткыч), его носили женщины всех возрас­тов; 2) большой, крылатой формы, предназначался для невесты и мо­лодой женщины (в первый раз она такой тастар повязывала во время переезда в дом мужа). Эта форма тастара давала ей возможность по­крыть не только голову, но и ниж­нюю часть лица, а также стан.

К серии больших покрывал от­носятся и треугольные покрывала казанских татар өрпәк и кыекча. Өрпәк представляет собой боль­шую, в виде прямоугольного треугольника косынку. Сшит он из лег­кой белой ткани; на острых углах «косынки» имеется вышивка, вы­полненная тонкими шелковыми нитками в технике глади. Гипотену­за покрывала длиной 2—2,5 м, в средней своей части слегка стянута складками, благодаря чему покры­вало хорошо облегает голову во­круг лица. К налобной части өрпәк, с наружной стороны, прикреплялся налобник (битлек) из позумента в форме повязки. В XIX в. өрпәк зна­чился в качестве головного покры­вала пожилых женщин и в основном бытовал в городах среди му­сульманской части татарского насе­ления Казанской и Вятской губер­ний. При выходе из дома острые углы өрпәк закладывались (прята­лись) вовнутрь. В конце XIX в. — покрывало встречалось единично, а в начале XX в. — совершенно ис­чезло из быта; фабричные платки вытеснили их.

Кыекча по форме и размером, т. е. типологически, схожа с өрпәк. Она являлась основным головным покрывалом сельских женщин старшего возраста; шили ее также из белой ткани. К налобной части прикреплялась полоска позумента (маңгайча). Но, в отличие от өрпәк, кыекча не имела вышивки.

В сер. XIX в. кыекча имела ши­рокое распространение среди та­тарского (мусульманского) населе­ния Мамадышского, Лаишевского уездов Казанской, Мензелинского, Бирского, Белебеевского уездов Уфимской, Бузулукского уезда Са­марской, Оренбургского и Орского уездов Оренбургской губерний. В северных селениях Мамадышского уезда Казанской, в Сарапульском уезде Вятской губерний в особо торжественных случаях {праздни­ки, свадьбы) под «кыекча» повязы­вали налобное позументное укра­шение сарынья.

В конце XIX—нач. XX вв. кыек­ча, как и өрпәк, вышла из быта. Однако традиция ношения женщи­нами старшего возраста белых, тре­угольной формы покрывал не исчезла. Позже они были заменены ажурными трикотажными платка­ми. Пожилая татарка и сегодня не появляется на улице без белой па­утинки, которую она накидывает на голову поверх нижнего платка, сло­жив по диагонали.

К покрывалам четырехугольной формы относится бөркәнчек, сши­тый из ткани с преобладанием красного оттенка. В иллюстрациях первой половины XIX в бөркәнчек изображен в виде большого платка с цветочными (четырехлепестковыми) узорами, обрамленными в круп­ные квадратики. Среди татар-кряшен бөркәнчек встречался в каче­стве свадебного покрывала невесты. Его шили из 4-х точей пестряди в крупную клетку; фон покрывала был красный (кызыл бөркәнчек).

В конце XIX — нач. XX вв. в рай­онах Предволжья и Заказанья в ка­честве покрывала молодых женщин использовали яркие фабричные платки больших размеров: кәшимир яулык, в Закамье и Приуралье — франсуз яулык (термин «франсуз» применялся в значении «красный»). К  одному из краев платка, который должен ложиться на голову, с нижней стороны при­шивалась небольшая прямоуголь­ная подкладка, к ее концам прикре­плялась подборочная тесьма сагалдырык, украшенная рядом мелких монет; к налобной части иногда прикреплялся калфак.

На значительной территории Приуралья и Зауралья в качестве покрывала молодых женщин ис­пользовались два неразрезанных, фабричных платка (кушъяулык), которые почти полностью скрывали фигуру женщины. Подбородочная тесьма кушъяулык ушита 2—3 ря­дами монет, имеются околоушные подвески (чук).

Следующая составная часть тра­диционного комплекса женского го­ловного убора — это повязки и шап­ки (поверх покрывал). К первой разновидности относятся короткие полотенца (тастымал) или же пла­ток (яулык). Первый термин в зна­чении головной повязки чаще быто­вал среди татарского населения Окско-Сурского междуречья, а вто­рой (яулык) — на всей остальной территории проживания татар. Сре­ди кряшен в этом значении исполь­зовался изредка термин бистәр. Об использовании татарками повя­зок поверх покрывал отмечается в литературе, а также сохраняется в памяти наших информаторов. Нако­нец, они запечатлены в иллюстра­циях художников первой половины XIX в. В конце XIX —нач. XX вв. в качестве повязки поверх традици­онного покрывала (тастар и др.) использовался фабричный платок (сложенный по диагонали), чаще темного (бордового) цвета, концы которого завязывались на затылке.

Традиционное покрывало четы­рехугольной формы, размером 30 х 60 см, бытовавшее в сер. XIX — нач. XX вв. главным образом у Предкамских  кряшен, называется түгәрәк яулык. Шили его из белого домотканого холста с черно-крас­ной вышивкой, в результате чего по белому полю платка вырисовывает­ся черный рельефный стилизован­но-растительный узор с красными снизу просветами. Декоративное оформление платка завершается тяжелой бахромой  из крученого шелка буро-красного цвета, прихо­дящийся на лоб край украшен тремя рядами монет. Им покрывали невесту поверх сүрәкә. Порог дома мужа она должна была перешаг­нуть накрывшись түгәрәк яулык, который носила она до рождения первого ребенка. После этого пери­ода женщина поверх сүрәкә повя­зывала ак яулык.

Шапок, надеваемых поверх по­крывал, у татарок имелось несколь­ко. Среди них, особенно в ранний период (XVIII — сер. XIX вв.) выде­ляется монетная, т. е. сплошь ук­рашенная монетами, шапка на твердой (каркасной) основе. Это такыя бүрек (термин подсказали старые информаторы Заказанья). О ней писали И. Георги, И. Лепехин (XVIII в.), К. Фукс (первая половина XIX в.) и другие авторы. Ее также довольно четко зарегистрировали художники этого времени.

Территорией бытования такыя бурек являлись районы прожива­ния казанских татар, прежде всего Казань и Заказанская часть Казан­ской губ. К сер. XIX в. монетные шапки на каркасной основе вышли из быта. Их девичьим вариантом, как было отмечено выше, являлась шапочка такыя, которая во второй половине XIX в. также сменилась плоской бархатной шапочкой, со­хранив за собой лишь свое старое название.

Второй тип монетной шапки, на­деваемой женщиной поверх покры­вала, является кашпау (на мягкой основе). В XIX в. кашпау встречал­ся (единично) на территории Саран­ского и Инсарского уездов Пензен­ской и Корсунского уезда Симбир­ской губерний. В XVIII в. И. Лепе­хин отмечает этот убор у татарских женщин, живущих по р. Черемшан, а жили там мишари. Причем, он указывает на наличие здесь двух вариантов кашпау: с остроконеч­ным верхом (верх шапки покрыва­ется «серебряным литым конусом») и с открытым верхом.

Мягкий женский головной убор кашпау, преставляющий монетную шапочку с литым, остроконечным верхом «наподобие конуса», отме­чается вплоть до начала XX в. у кряшен Цивильского уезда Казан­ской губернии.

Во время экспедиции 1960 г. в д. Татарская Свербойка (быв. Са­ранский у. Пензенской губ.) нам удалось увидеть кашпау с цельным, полусферическим верхом, укра­шенный спереди крупными, а сза­ди— мелкими монетами и штампо­ванными жетонами; шапка имеет налобную часть, украшенную пятью рядами коралловых бус и рядом мелких монет. Спереди к кашпау прикреплены ушные подвески (колакчалар) и ожерелье из монет (тамакча), а сзади цепочка с под­вешенными к ней мелкими монета­ми, которая свисала на спине женщины поверх орнаментированных концов тастара.

Широкое распространение сре­ди татарок в XIX — нач. XX вв. имели шапки с мягким верхом и меховым околышем. Их шили из темного (ча­ще из бордового, темно-зеленого) бархата, на слегка стеганой основе; край шапки опушался мехом бобра (камчат), отсюда и название камчат бүрек. У сибирских татар мехо­вые шапки входили в число выкупа невесты (мәһәр). Серебряные руб­левые монеты, также входившие в число выкупа, прикреплялись вокруг мехового околыша шапки мо­лодой. Территория нахождения «кам­чат бүрек» в качестве убора моло­дых женщин приходится на Казан­ский, Мамадышский уезды Казан­ской губ., Малмыжский и Сарапульский уезды Вятской, Бирский, Белебеевский, Мензелинский уезды Уфимской губ. Территория его бы­тования в качестве убора женщин в целом значительно шире и отмеча­ется на всей территории прожива­ния татар.

В конце XIX в. в качестве голов­ного убора молодых женщин слу­жила и шапка с твердым (без меха) околышем. Ее шили из позумента ука (отсюда и название ука бүрек) или из парчи, поверх которой наши­вали 2—3 ряда серебряного или зо­лотого галуна. Территорией бытова­ния ука бүрек является Мамадыш­ский, Лаишевский и Казанский уез­ды Казанской и Мензелинский уезд Уфимской губерний.

В комплекс женского традици­онного костюма включаются укра­шения: головные, шейные, нагруд­ные, ручные. В более или менее полном наборе они входили в кос­тюм новобрачной и молодой жен­щины, особенно в праздничные комплексы. В повседневной жизни, а также с возрастом некоторые из них исключались. Но такие украше­ния, как серьги, накосники, бусы, браслеты и перстни носились до са­мой смерти.

Металлические (ювелирные) ук­рашения выделывались местными мастерами-ювелирами. Основным материалом служило серебро, для декоративного оформления исполь­зовались драгоценные и полудраго­ценные камни, особенно бирюза и сердолик, которым приписывалось магическое значение (приносит счастье, любовь; отгоняет злые си­лы, «дурной глаз»). Характерными приемами декорировки металли­ческих украшений были скань с ин­крустацией, гравировка, чекан и штамп, чернение.

Древнему (монументальному) стилю одежды соответствовали большие ажурные (сканые) часто с подвесками, отделанные камнями, украшения: серьги (алка), налобное ожерелье — баш хаситәсе, ворот­никовая застежка — яка чылбыры, нагрудная перевязь — хәситә, ши­рокие браслеты — беләзек и перст­ни — йөзек. Считалось, что перстни очищают руки женщины, поэтому их могло быть на каждой руке по несколько штук.

В качестве украшений использо­вались также серебряные монеты, кораллы, перламутровые пуговицы. Большие, сплошь унизанные моне­тами матерчатые нагрудники и пе­ревязи особенно были характерны для кряшен, отчасти и мишар Окско-Сурского бассейна.

В конце XIX — нач. XX вв. тради­ционные украшения испытали за­метные изменения: вышли из моды массивные воротниковые застеж­ки, нагрудные перевязи, а еще раньше — налобные ожерелья и большие ажурные серьги; появля­лись другие, отвечающие новому стилю одежды элементы: цепочка с амулетом или кораницей, брошки, небольшие накосники, узкие брас­леты; много было и завозных ук­рашений, особенно сережек, бус, перстней. Ранний стиль украшений, особенно большие монетные на ма­терчатой основе, нагрудники и пе­ревязи, в нач. XX в. продолжали бытовать лишь у кряшен.

Обувь женская как по матери­алу изготовления, так и по форме имела много общего с обувью муж­ской. Наибольшей популярностью пользовалась кожаная обувь, кото­рая представлена несколькими ви­дами: ичиги (читек), кауши (кәвеш) и башмачки (башмак).

Женские ичиги шились с мягкой и твердой подошвой, с отдельно выкроенной головкой, голенищем и подошвой; голенища женских ичиг делались не очень высокими (не переходили колени). В конце XIX — нач. XX вв. девушки и молодые женщины носили ичиги на каблу­ках. Ичиги с мягкой подошвой чаще носили женщины старшего возрас­та, в комплексе с кожаными кало­шами — кәвеш.

Кожаная обувь под разными на­званиями (кәвеш, ката, чарык и др.) бытовала у всех групп татар­ского населения. В деревнях их часто надевали поверх чулок. В нач. XX в. они в значительной сте­пени были вытеснены туфлями ев­ропейского образца или резиновы­ми галошами.

Довольно популярный вид жен­ской традиционной обуви представ­ляют башмаки. Их шили исключи­тельно на твердой подошве. Имеют место башмачки двух типов: с зад­ником и без задника. Последние предназначались для домашнего пользования.

Отличительной чертой традици­онной обуви татарских женщин яв­ляется ее узорность и многоцветье. Ичиги, изготовленные из однотон­ного (зеленого, бордового и др.) са­фьяна, часто расшивались цветоч­но-растительным узором. В народе расшитые ичиги назывались винзелле читек. Не менее оригиналь­ными являются женские ичиги, из­готовленные из узорно вырезанной разноцветной кожи (узоры состав­лены в технике кожаной мозаики). Такие ичиги назывались каюлы читек или чәмчәле читек. Башмачки также шили из сафьяна, используя технику мозаики по коже. Имелись башмачки бархатные, расшитые зо­лотой или серебряной канителью, бисером, а изредка — мелким жем­чугом.

Центром изготовления узорной обуви, как и сегодня, являлись са­ма Казань и близлежащие к ней татарские селения. Отсюда эта обувь распространялась на все дру­гие регионы проживания татарского народа, превращаясь таким обра­зом в элемент женского националь­ного костюма.

На работу, особенно в деревнях, женщины так же, как и мужчины, надевали лапти с суконными или вязаными чулками, зимой носили валенки или полуваленки.

Категория: Татарская одежда Вторая часть | Добавил: kaledamaleda (27.01.2009)
Просмотров: 6937 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]