Среда, 23.08.2017, 22:32
Меню сайта
Категории каталога
Сарафан [1]
Сарафан
Головные уборы [1]
Головные уборы
Костюм южных губерний [1]
Костюм южных губерний
Национальный костюм [1]
Национальный костюм
традиционный костюм центральных губ [1]
традиционный костюм центральных губерний Орловской области
Костюм Прианагрья [1]
Костюм прианагрья
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Наш опрос
В каком состоянии находится русская культура?
Всего ответов: 103
Мини-чат
200

Каталог статей

Главная » Статьи » Русский традиционный костюм » традиционный костюм центральных губ

О народном костюме в центральных уездах Орловской губернии
Крестьянские костюмы
в области соприкосновения
Орловской, Курской и Черниговской губерний
(Севский уезд Орловской губернии).
Даниил Осипович Святский.
СПб., 1910

 

Пятый тип костюма начинается сейчас же за селом
Прудки в Литиже, Хлебтове, Кубани и, по-видимому,
простирается в Дмитровский уезд Орловской губернии.
Этот тип костюма сильно отличается от всех описанных выше.

Летом 1909 года, командированный Этнографическим отделом Русского музея императора Александра III для собирания этнографических коллекций, я обследовал южную половину Севского уезда Орловской губернии и прилегающие к нему части Новгород-Северского уезда Черниговской губернии, Трубчевского уезда Орловской губернии и Дмитриевский уезд Курской губернии.

Эта область представляет весьма большой интерес для этнографа, так как здесь сходятся все три главных отрасли русского народа - великороссы, малороссы и белорусы. В старину здесь проходили «Литовский» и «Черкаский» рубежи. Теперь в народной терминологии мы так же находим здесь «Литву», «Хохлатчину» и «Московщину».

Этнографическая граница между великороссами, малороссами и белорусами все еще с точностью не установлена. Мы, например, встретили противоречащее виденному нами лично указание в недавней статье известного знатока белорусов проф. Е.Ф.Карского. Различие же в костюме - второй по важности и значению, после диалектического различия, признак, служащий для установления этнографических границ.

Вот почему мы надеемся, что наши заметки о народных костюмах на границе Орловской и Черниговской губерний, отличающихся здесь пестрым разнообразием, будут не безинтересны для исследователей.

Но прежде чем перейти к описанию различных типов крестьянской одежды, считаю уместным сказать несколько слов о том, каким способом я приобрел сведения об этих типах. Дело в том, что в настоящее время народный костюм отличается большим однообразием, как в Орловской губернии, так и всюду на пространстве Великой Руси. Всюду вы встретите обычные пиджаки, юбки и кофты - точь-в-точь как у мещан в городах. Тоже самое наблюдается и в изученной мною местности. И только в селе Литиж и соседних с ним селах обычен в наши дни старинный костюм: паневы, верхуши, запаски. В прочих местностях старинный костюм уже вывелся, его никто почти не носит, но память о нем еще жива. Мало того, те или иные принадлежности старинного костюма сохранились еще у некоторых жителей. Эти пережитки старины я и скупал для музея. (Собранная мною коллекция была в большей своей части представлена на этнографической выставке музея, происходившей в конце декабря минувшего и начале января настоящего 1910 года.)

На основании этих-то сохранившихся, правда, более или менее случайно, но во множестве, остатков прежнего костюма, да еще на основании расспросов стариков и старух, которые хорошо помнят, а под час и сами носили в молодости старинную одежду, или, как они сами называют, «обряд старого завета», - по этим данным я и воссоздаю картину географического распространения разных типов народной одежды.

Указанные мною источники, в общем, были настолько обильны, что я даже не редко имел возможность воссоздать и историю местного населения, постепенную смену древнейших костюмов более новыми. Например сорок - златоглавами и верхушами, шелома - повойниками, теперь в свою очередь, опять уже успевшими исчезнуть.

1 глава.

На пространстве обследованной мной территории можно наметить семь типов женских крестьянских костюмов.

Первый из них, самый обычный в описываемой местности, распространен в юго-западной части Севского уезда, Орловской губернии - от р. Севы до границы с Черниговской губернией и Трубчевским уездом Орловской губернии, и отмечен мною в селах и деревнях: Бересток, Заулье, Шилинка, Никольский Хутор, Алешковичи, Зерново, Орлия, Светова, Ражковичи, Светное, Подывотье, Саранчино, Грудская, Быки, Ивачево.

Составные части его: головное украшение замужних женщин - «кокoшик», состоявший из полотняного или кумачового «челa» или «начeлка», вышитого цветною шерстью пли гарусом с орнаментом геометрическим. Чело это нашивается на продолговатую кумачовую шапочку, размером в среднем 25 на 5 сантиметров, надеваемую на плоскую, или слегка вогнутую «кичку», образующую два рога. Сзади волосы прикрываются «подзатыльником», состоящим из продолговатого куска бархата пли другой материи, нашитого па полотно и расшитого серебряной или мишурной нитью, иногда со вставными «стекляшками» или бисером. Орнамент вышивки растительный. Размеры «подзатыльника» в среднем 13 на 4 сантиметра. Кичка повязывается обычно платком фабричного изделия или особой повязкой с «махрaми» (такою же повязкой повязываются девушки прямо по волосам) или вышитым полотенцем. Узор полотенца состоит из звёздочек или поперечных полос, идущих на всем протяжении полотенца, а не только на его краях.

Поверх длинной рубахи, у которой обычно расшиты рукава, а иногда и подол, надевается, вместо юбки, домотканая «панёва», состоящая из двух длинных полотнищ, до середины сшитых. Сшитой частью покрывается задняя часть тела, а две свободных части заворачиваются к переду и спускаются одна на другую. Затем, задняя сшитая часть приподнимается и затыкается одним концом на правом боку у поясницы, образуя сзади так называемый «кулёк», который в некоторых местах немного приглаживается к фигуре, в других же (преимущественно западных селах, например, Сетном), наоборот, стоит торчком, т. н. «пипкою». Паневы имеют красный, реже желтый рисунок по черному полю, разных узоров с геометрическим орнаментом, но редко в клетку. Названия узоров - «хрестaми», «столбами» и пр. Окрашивание нитей в красный цвет производится большей частью покупною краскою - шалоном с квасцами, в зеленый тростником (Fragmites communis) или коноплей, в синий - крушиною (Rhamnus frangula), в желтый - чередою (Bidens tripartitus) и в коричнево-желтый — яблоневою листвою. К переднему подолу паневы иногда пришивается полоска кумача, вышитая гарусом, иногда с блестками и «брозумeнтом» (позументом) с кисточками, «косникАми» (кисточками из мелких ленточек) и махрами. Такая панева считается праздничной и называется «дoброй панёвой».

Это полудикое одеяние, оставляя рубаху лишь полу при¬крытою, подпоясывается полосатым домотканым желтым или красным, или плетеным алым поясом - «кушакoм». Спереди рубаха несколько выдергивается и спускается на пояс мешком.

На ногах онучи и лапти - иногда «писанные», т. е. мелкого плетения. На шее сетка, на груди «моисты» с крестом,иконкой или ладонкой, «снизанные» из разноцветного бисера.

Поверх костюма зимою надевается полушубок, летом «куфaйка», свалянная из темно-коричневато сукна.

Кокошники и паневы в настоящее время почти повсеместно вышли из употребления, исключая самых глухих сел (Сетное, Ражковичи, Грудская, Светова), где паневы еще изредка носят. В остальных же выше перечисленных, селениях они заменились обыкновенными городскими юбками из покупной материи. Кокошники же заменились «сбoрниками», т.е. чепцами из красной материи, унизанными мелкими стеклянными бусами. Сверху сборник прикрывается фабричным платком на городской лад. Старухи, в прочем, повязывают им волосы по старому, как повязывалась когда-то кичка.

Мужики раньше носили рубаху «голошeйку», без стоячего воротника, с простым вырезом для шеи. Подол такой рубахи был иногда вышит (напр., в Сетном узор этой вышивки - стилизация петухов. Эта же стилизация встречается здесь и на женских рубахах). Теперь носят обыкновенную рубаху: грудь вышита широко, современным, узором, разрез по прежнему сбоку. Портки из холста, белые или синие (красильные заведения находятся в самом Севске); на ногах онучи, лапти или сапоги. На голове «колпак» (войлочная шапка), свалянный из темно-коричневого сукна, самодельная соломенная шляпа или покупная шапка, картуз. Сверху надевается нагольный тулуп, полушубок, зипун или армяк из темно-коричневого сукна. Подпоясываются покупным поясом.

В остальных районах у великороссов этот мужской костюм не представляет существенных изменений. Но «голошeйки» я встретил только здесь и именно только в с. Сетном.

К описанному выше типу женского костюма примыкает с востока второй тип, встреченный мною в селах Княгинино и Чемлыж. Главным украшением здесь является «чепeц» - круглая шапочка на полукруглой кичке с парчовой верхушкой, спереди бархатная; повязывается она фабричным платком или девичьей повязкой такого же типа, как и в первом районе. Спереди подвязывались « ушки» - шерстяные шарики и «подбрoвник» - узкая бархатная полоска под бро¬вями, внизу чела чепца. Полоска эта унизана блестками. Волосы прикрываются сзади обычным подзатыльником, который иногда вышит бисером.

Чепцу здесь, однако, предшествовал старинный кокошник, широкое и высокое прямоугольное (25 на 10 сантиметров) чело которого, выгнутое на полукруглой кичке, вышито серебряными нитями, со вставленными крупными «стекляшками». Орнамент вышивки растительный. Работа - монастырская (куплены б. ч. «в Кореннoй» пустыни Курской губ.). Это - праздничный головной убор. В будни носили кокошник тоже на полукруглой кичке (без рожек), но расшитый шерстью орнаментом геометрическим. Паневы здесь типа первого района, но есть и черные цветa с малозаметными красными полосками в большую клетку.

Третий тип женского костюма встречен мною к юго-востоку от Севска; отсюда он углубляется в Дмитриевский уезд Курской губ. В этот район входят села: Доброводье, Гапоново, Сенное, Погребы и Курской губернии: Коробкино, Деменино, Селино, Старшее. Костюм этот также вышел уже теперь из употребления; насколько он был распространен дальше в Курской губернии, мною не выяснено, но от многих я слышал, что уже за р. Свапою головное украшение иного типа, наподобие высокого усеченного конуса, слегка наклоненного вперед, с выпуклой верхушкой - в роде усеченной сахарной головы (Срав. П.И.Якобий. Вятичи Орловской губернии. Стр 151). Мне передавали, что такое головное украшение сохранилось доселе в Вышних и Нижннх Соковнинках Дмитриевского уезда Курской губернии. Проверить это лично, к сожалению, мне не удалось.

Костюм указанного мною третьего района состоял - будничный из головного убора - «кокoшника» на плоской, короткой кичке, расшитого по кумачу или по красной материи шелком, а не шерстью, как в первом районе; очень тонко и изящной работы с орнаментом геометрическим. Узоры носят различные названия: «арепей», «пруды», «чeрные вилки», «пустоцвeт», «белые зeрнышки», «белый вывод», «Деменинская лeсенка», «Сeлинская лeсенка» (очевидно, по имени селений Дмитриевского уезда Курской губернии, откуда эти узоры заимствованы). Праздничный кокошник расшивали по бархату серебряными нитями. Волосы прикрывались сзади обычным подзатыльником, как и в первом районе. Кроме обычной белой рубахи, в Доброводье мною встречена была, так называемая здесь, «грудинка» - женская верхняя рубашка только до пояса, с расшитыми рукавами, надеваемая поверх обыкновенной, длинной.

В Доброводье существовали «душегрейки», как верхнее платье, но о них сохранилось теперь одно лишь воспоминание. Панева тождественна по форме и способу надевания с первыми двумя районами, по качеству же материала - тоньше и серого цвета с малозаметными розовыми, зелеными и желтыми полосками в крупную клетку. Такие паневы найдены мною в Гапонове. Вообще же остатки этого костюма сохранились только в Севском уезд, в Дмитриевском же - в обследованной мною части - о нем только помнят.

В районе описанного третьего типа проходила старинная граница Poccии с Малороссией — так называемый «Черкасский рубеж». Быть может, эта граница приблизительно совпадает с северным пределом описанного мною района, примыкающего к типу четвертого района, к которому я сейчас перейду. Но, однако, следов малороссийского влияния здесь не заметно никаких. Как костюмы, так и наречие несомненно великорусские.

Древний «Черкасский рубеж» проходил приблизительно около селений: Гапоново, Доброводье, Пробожье поле, Курганка, и Калиновка. (См.: Святский, Исторический очерк городов Севска, Дмитровска и Комарицкой волости, стр. 98; Холмогоров, Севской десятины жилые данные церкви, стр. 106, 109 и 122)

Четвертый тип костюма распространен к северу от только что описанного района, т.е. к СВ от Севска, в селениях: Лукинки, Прудки, Причиж, Починок-Алешок, Евдокнмовка. В д. Рейтаровке, к Ю3 от Севска, также встречаются следы этого, равно как и предшествующего типа костюмов, но о д. Рейтаровке мы скажем ниже подробнее.

Будничный головной убор описываемого района назывался «верхушею» и состоял из круглого чепца, надеваемого на полукруглую кичку. Bepx чепца, а иногда и чело расшиты шелком. Сзади волосы прикрывались обыкновенным, уж не раз упомянутым, подзатыльником; спереди надбровник, называемый, здесь «тарачкoм», состоящий из узкой, длинной кумачовой полоски, расшитой шелком и унизанной блестками. Орнамент «верхуши» и «тарачка» геометрический; на верхушах излюбленный узор - фигуры ромба. Повязывается головной убор обыкновенным платком. У рубах рукава расшиты иногда покрыты шахматным полем из кумачовых квадратиков. Такая рубаха встречена мною в с. Прудках.

Праздничный головной убор назывался «златоглaвом» и состоял из так называемой «корoбки». Она имеет вид кругловатой коробки, склеенной из полосок холста, по виду напоминает немного рогатую кичку и чепец второго района. Верхушка «златоглава» расшита серебряной или золотой нитью, или состоит из куска церковной парчи; орнамент вышитого «златоглава» растительный; иногда узор усеян цветными стекляшками в металлических оправах, при чем все вместе сильно напоминает церковную ризу. «Златоглавы» работались в монастырях и покупались бабами на ярмарках, например, в Коренной пустыни под Курском. «Златоглав» повязывался платком; сзади подзатыльник, спереди «тарачoк». Это же головное украшение служило свадебным «пoвилом» (головным убором, надеваемым на молодую в свадебном обряде, после венчания).

«Верхуше» и «златоглаву», вышедшим ныне из употребления, предшествовала по времени «сорока». Память ней живо сохраняется в С. Прудках. «Сорока» упоминается, между прочим, в одной сказке, рассказанной мне в этом селе. Наконец, в с. Лукинке мною были найдены три таких «сороки». Одна из них - четырехугольная шапочка с хвостовым придатком сзади, поверх которого, вместо подзатыльника, надевалась «борона», т.е. длинный подзатыльник, снизанный из бисера, наподобие шейной «сетки» первого района. Вероятно, подзатыльник второго района, расшитый бисером вместо шерсти, служит промежуточным переходом от подзатыльника вообще, к бороне. Такие «бороны» я видел во множестве в этнографическом отделе музея Орловской Архивной Комиссии из Дмитровского уезда Орловской губернии - соседнего с Севским, но «сорока» там совсем иного вида. Похожая же на мою сорока встречается Воронежской губернии (В Землянском уезде, село Нижняя Ведуга (Воронежский Сворник, т. II, стр. 274, фиг. 11). Два других найденных мною экземпляра сороки представляют собою маленькие шапочки с концом, выдавшимся в виде рога к передней стороне. Расшиты шелком и мишурой. Такие «сороки» и части «златоглава» я видел в музе Орловской Архивной Комиссии, где oн, к сожалению, имеется с неопределенной надписью: «крестьянские украшения Орловской губ. ».

Пятый тип костюма начинается сейчас же за селом Прудки в Литиже, Хлебтове, Кубани и, по-видимому, простирается в Дмитровский уезд Орловской губернии. Этот тип костюма сильно отличается от всех описанных выше. См. Карта (231 Кб).

Головные украшения его, называемое также «верхушею», состоит из надеваемого на кичку чепца овально-продолговатой формы, верх которого, окаймленный бархатом, расшит серебряной или мишурной нитью - иногда с растительным, но чаще - геометрическим орнаментом; излюбленный узор - четырехконечные крестики величиною 3 сантиметра, при чем концы крестиков имеют ромбическую форму. «Верхуша» повязывается платком. Сзади подзатыльник, спереди «подчелок» (тарачек или надбровник), размером 35 на 3 сантиметра, Черного бархата с блестками и двумя кисточками, свешивающимися в низ. Свадебная «верхуша» («первое пoвило») делается из бархата и называется «моховик».

Рубаха - с расшитыми рукавами или «закладaнными», т.е. вытканными на пяльцах.

Здешняя панева, которую крестьяне села Прудков презрительно называют «подгузником», сшита из трех коротких полотнищ на подобие юбки, на шнурке. Опоясывая ею стан сзади на перед, женщина спереди завязывает шнурок, а передние, расходящиеся полы затыкает у пояса, так что вся нижняя передняя часть рубахи выставляется наружу. В прочем, спереди, поверх паневы надевается «запаска» (фартук) из покупной материи, иногда с «закладaнным» подолом. Цвет паневы однообразный, сине-серый с редкими красными полосками, в большую клетку. Поверх на паневу нашиты пуговицы, «брозумент» и большие четырехугольники, один из кумача, другой из белого колинкора - в шахматном порядке; каждый четырехугольник не сплошной, а имеет вид четырехугольной спирали (узор - «кругами»); или же концы каждой стороны квадрата от центра к наружи рассечены на зубья (узор - «лапами»); или же, наконец, в виде глаголей в лежачем положении (последний узор - «крючками» - у будничной паневы).

Паневу с узором «кругами» я видел также в музее Орловской архивной комиссии из села Лески Дмитровского уезда Орловской губернии, но только на последней узор четырехугольной спирали был более тонок и изящен. Вообще же все паневы в упомянутом музее из Орловского, Дмитровского, Кромского и других уездов Орловской губернии имеют форму именно рассматриваемого сейчас мною района, при чем тут нет ни одной паневы описанных мною выше первых четырех типов.

У девушек изобилуют украшения из бисера, в роде монист и ожерелий. Есть самодельные серьги. Повязки по волосам у них из фабричного платка, в большинстве случаев розового цвета с зеленым. Платок складывается в форме повязки и сшивается так раз и навсегда, а концы его срезаются и пришиваются наискось, так что при повязывании образуют мохрастый кивер. К косе привязывается длинный «косник», из длинного узкого куска материи, чаще розового цвета, в виде ленты, украшенной блестками и нашивками.

Описанный костюм до сих пор во всеобщем употреблении в селе Литиж Севского уезда. Это село и соседние с ним - единственная местность, в исследуемом мною районе, где я застал старинный костюм еще живым, современным явлением.

Жители села Литиж вообще сильно отличаются от своих соседей крестьян села Прудков и других, находящихся к югу от него сел Севского уезда. Они - угрюмы, мрачны, не приветливы, не разговорчивы и крайне невежественны. В селе Прудках все как раз на оборот, и прудчане сильно недолюбливают литижан, смеясь над их «подгузниками», вообще над приверженностью к старинному костюму и сами носить свои верхуши, златоглавы и паневы (первого типа), сохранившиеся кое у кого из старух, считают уже зазорным. Литижане же, не смотря даже на существование в их селе завода, нисколько, по-видимому, не затронуты культурой и строго хранят заветы старины. (В 1718 году по указу из Киевской губернской канцелярии было населено пустовавшее село Литиж. СК)

2 глава.

Все рассмотренные пять типов крестьянских украшений, встреченные мною в области Севского уезда Орловской губернии и не большой части Дмитриевского уезда Курской губернии, несомненно, великорусские, как и само население этого района. Нынешние крестьяне этой части Севского уезда - несомненные великороссы. Из исторических данных не видно, что бы они пришли из Малороссии или Белоруссии. Колонизация старинной Севской Украины, в состав которой входил Севский уезд - древняя Комарицкая волость, - происходила из центральных, московских областей России, следовательно, колонистами были великороссы. Исключение представляет лишь сам город Севск и его окрестные селения - слободы: Стрелецкая, Пушкарная, Казачя, Крестовская Пушкарная (ныне село Каростовка), Рейторовка. Относительно этих селений мы знаем, что они были первоначально заселены московским правительством казаками из Новгород-Северска, в 1623 году, после смутного времени, когда здесь все было в запустении. В числе этих переселенцев встречаются прямо малороссийские фамилии: Шаповал, Нога, Чеботарь, Хой, Квасник, Бушуй, Швец, Шибай, Щербак, Бохай, Харьков и др. (см. Сбор. Орлов. Церков. - археол. Общ., Т.2, стр. 28) Но перечисленные выше селения, за исключением Рейторовки, благодаря соседству с городом, потеряли все старое, как в одежде так и в обычаях.

Есть, правда, еще историческое указание, что в 176 «белоруссци кормились в Комарицкой волости работаю». Но также известно, что в конце 40-х годов этого столетия, напуганные вестями о готовящемся нападении татар на Комарицкую волость, - «те люди пошли все за свой рубеж» (Ibid., стр. 34). Следовательно «белоруссцы» не могли оставить здесь каких-либо прочных следов своего пребывания.

Упомянутая же выше, в числе селений с военными поселенцами, деревня Рейторовка - более позднего происхождения. Она находится как раз на границе первых четырех описанных мной, районов крестьянских костюмов. В ней встречаются и все четыре вида головных украшений. Преобладают „верхуши" четвертого типа, есть „кокошники" первого и второго типа, наконец, есть „чепцы" — второго типа и своеобразные местные „чепцы", верхушки которых расшиты по красному бархату серебряной или мишурной нитью с крупным растительным орнаментом. Подобного же рода чепец, но с хвостовым придатком сзади, я нашел в с. Гапоново, где назвали его „златоглавкой".

Разнообразие женских головных уборов в деревне Рейторовке, мне думается, объясняется тем, что жители ее - пришлый элемент, а именно брянские «рейтеры» поселенные здесь при Петре Великом в 1701 году (Святский, Исторические очерки городов Севска …, стр. 47.). Как пришлый элемент, не следуя каким либо определенным традициям, рейтаровцы, вероятно, перенимали украшения соседних районов, кому что больше нравилось.

3 глава.

Переходя границу Севского уезда по направлению к городу Трубчевску Орловской губернии, мы сейчас же встретим и смену головного убора. Это будет, шестой тип костюма. Еще в Никольском Хуторе Севского уезда бабы носили рогатую кичку с кокошником первого района, но в с. Суземках Трубчевского уезда, непосредственно примыкающем к Хутору (ныне вблизи и станция Суземки М.-К.-В. жел. дор.), носили «повойник» — круглую плоскую шапочку, надевавшуюся на обруч, из материи алого цвета, стеганой геометрическим простым узором; повойник повязывался фабричным платком. Праздничный «повойник», расшитый большими, малинового цвета, узорами, в роде махровых цветов, а также желтой и серебряной нитями, надевался иногда прямо на будничный «повойник»; шитьем «повойников» занимались в местечке Середина-Буда Новгород-Северского уезда, пограничного с Трубчевским и Севским уездами. Встречаются также «повойники», верхушка которых вышита разноцветной шерстью, с орнаментом крупным - растительным; такие «повойники» приносились сюда богомолками из Киева. Сейчас «повойник» заменился современным «сборником» первого района, с небольшими вариациями.

«Повойнику», однако, предшествовал здесь более древний головной убор, так наз. «шеломок», состоящий из шапочки, с пунцовым атласным верхом, сложенной пирожком наподобие обыкновенной мужской шляпы а ля Пушкин, но надеваемой не вдоль головы, а поперек. Повязывался он особой расшитой повязкой с махрами. Этот головной убор, встреченный мною в Суземках и Горожанке, был распространен, по рассказам, и далее к Трубчевску, а раньше, по видимому, проникал и в Новгород-Севский уезд; по крайней мере, там «повойник» иногда назывался «шеломком», например в деревне Шалимовке (Шемиловка по карте Главного Штаба).

Мне кажется, что «повойник» пришел сюда с юга, из Малороссии, и, в сущности, есть малороссийский «очипок», а «шеломoк» - старинный местный головной убор, быть может, восходящий к глубокой древности. Любопытно славянское название убора, от шелом — «шлем».

Кстати замечу, что жители Трубчевского уезда, особенно более центральной части его, до сих пор называют себя «Литвою». Известно, что между Севским и Трубчевским уездами в 17 столетии проходил «Литовский рубеж», и Трубчевск с Новгород-Северском находились во власти Литвы (Святский, Исторические очерки городов Севска …, стр. 42). По исследованиям проф. Е. Ф. Карского, белорусы населяют западную часть Брянского и Трубчевского уездов, и самая граница с Белоруссией идет здесь приблизительно по реке Десне (Е.Ф.Карский. К вопросу о разграничений русских наречий, стр. 4; Отчет о поездке в Белоруссию в «Изв. И.Р.Г.О. », т. XLI, в. IV, стр. 725).

Седьмой тип костюма обнаруживается сейчас же, как только мы перейдем границу, отделяющую Севский уезд от Черниговской губернии. Никакой переходной области здесь нет, а прямо наблюдается резкая разница в костюме. Еще в Сетном, Ражковичах Севского уезда носят паневы, кокошники (первого типа), в Порохне же, Каменке, Шалимовке, в 2 — 5 верстах, от указанных селений Севского уезда, я встретил совсем иное. Панева заменяется и называется «плахтою», на голове — «очипок». Но, то и другое быстро выходит из употребления, заменяясь пригородными костюмами. В этом сказывается, главным образом, влияние такого культурного центра, как ст. Михайловский-Хутор М.-К.-В. жел. дор. с сахарным заводом Терещенко. В соседних с заводом селениях — Юрасовке и Журавке о плахтах сохранилось лишь одно воспоминание. Но в Чуйковке, Глуховского уезда Черниговской губернии, плахты еще попадаются.

Плахта есть, в сущности, та же панева по форме, но узор ее другой — в клетку, а главное — надевалась она иначе, а именно: сшитой частью покрывалась задняя часть тела, а две свободных полосы спускались позади же, поверх сшитой части, расходясь и образуя, таким образом, сзади промежуток, через который видна нижняя цельная часть. Спереди же привязывалась суконная «запаска» - род фартука алого цвета, которым подпоясывался весь костюм. Поверх надевалась зимой белая «свитка», летом «юбка», тоже род короткой свитки их белого сукна.

Головной убор, «очипок» - это тот же «повойник» шестого района, только я не встретил здесь очипков заносных из Киева.

Резкий переход на границ Орловской и Черниговской губерний замечен не в одном костюме. В Новгород-Северском уезде, даже в таком культурном местечке, как Середина-Буда (близь ст. Зерново М.-К.-В. жел. дор.), слышна малороссийская речь. Уже в пограничном с Черниговскою губернией селе Сетном Cевского уезда я отметил заимствованные, очевидно, отсюда малороссийские слова: «мабуть, зараз, панич, горилка, корбованец, рушник». Эти же слова встречаются и в Зернове. В Каменке бросается в глаза чистота в хатах (хотя еще и не мазанках), тогда как, например, в Сетном всюду невозможно грязные избы. Даже такая подробность: климатические условия для произрастания пирамидального тополя (Populus pyramidalis) как в Севском, так и Новгород-Северском уездах, конечно, одинаковы. Однако, в селах первого уезда он встречается лишь как исключение, тогда как в селах второго является правилом, излюбленным, так сказать, национальным деревом, около церквей, заводов, усадьб.

Жители Новгород-Северского уезда называют севчан „москалями". В деревне Шалимовке одна крестьянка, указывая мне на село Сетное Севского уезда, отстоящее отсюда всего на три версты, называла его «Московщиной». В свою очередь Сетном вообще весь Новгород-Северский и Глуховской уезды Черниговской губернии, примыкающие к Севскому, зовут «Хохлатчиной».

По всем указанные признакам, этнографическая граница между великороссами и малороссами совпадает здесь с графической границей, отделяющей Орловскую губернию от Черниговской. Но с этим заключением не согласуется указание Е. Ф. Карского; по нему восточная половина Новгород-Северского уезда (очевидно, примыкающая к Севскому уезду) населена великороссами (Е.Карский. К вопросу о разграничении русских наречий, стр. 6). Я не проникал в глубь Новгород-Северского уезда, но и на самой восточной его периферии встретился, как мы видели, с явными следами Малороссии.

П. Н. Тиханов цитирует в своем «Брянском говоре» сообщение М. Левченко, относящееся к 1861 г.: «любопытно наблюдать изменение вместе с шапками и народного говора... Близь Новгород-Северского (по дороге из Кролевца на Стародуб) вы заметите, что верх шапки белый, там же услы¬шите и белорусский акцент. Переехав Десну, вы увидите уже только белые шапки, но где встретится на них хоть небольшая полоска темного цвета, там еще слышится говор малорусский» (П.Тиханов. Брянский говор, стр. 125-126 // Сборн. II Отдел. И. Ак. Наук, т. 76). Это последнее, подчеркнутое нами, указание согласуется и с нашими наблюдениями. В Каменке, Порохне, Ромашкове, Чернатском Новгород-Северского уезда у мужиков войлочные шапки местной работы, с белым верхом и темно-коричневым околышем. Такие же шапки я встречал и в селе Сетном Севского уезда.

След малороссийского влияния виден и в названии полотенец — обычного украшения у крестьян — «рушниками» в западной части Севского уезда, примыкающей к Черниговской губернии, тогда как к востоку от Севска их зовут «утирками» и однажды, на мой вопрос: «есть ли у вас рушники?», здесь отвечали вопросом же: «это ручная работа? », — очевидно не понимая значения слова «рушник».

4 глава.

«Рушник» и «утирка» редко играют у крестьян роль собственно утиральников, а служат украшением на образа, для повязки головного убора, для вывешивания на стенах внутри избы в день Пасхи (обычай, отмеченный мною в селе Старшем Дмитриевского уезда Курской губернии). Их же дарили солдатам, отправляющимся на войну; наконец, их употребляли вместо носового платка (в роде малороссийских «хусток») и брали с собою в качестве такового в церковь, причем держали под мышкою так, чтобы расшитые концы его были видны. В селе Быках Севского уезда местный священник сообщал мне об обычае так называемых «обыдённых» полотенцев. Во время мора на скот, женщины всего села в один день напряли, выткали, вышили и принесли в церковь на образ сработанный всеми сообща «обыдённый рушник».

Полотенца современной работы – «закладанные», т.е. концы их вытканы на пяльцах. Орнамент на них геометрический и носить разные названия: «рожа», «тамба» (заимствован, по словам самих же крестьян, из Тамбовской губернии), «москва» и проч.

Старинные полотенца, сохраняются лишь как память о прошлом, все «вышиваные» без «кавны» (канвы) и при этом на обе стороны, «через три нитки» ткани, иногда гладью (Литиж), иногда «настилью» (Погребы).

Наиболее любопытные и оригинальные узоры на полотенцах я нашел к югу от Севска, при переходе из Севского уезда в Курскую губернию, затем в селах Быках, Ивачеве, а также в с. Прудках. Наоборот, к западу от Севска, чем дальше к Черниговской губернии, тем узоры их становятся беднее.

Среди оригинальных узоров на полотенцах, мое внимание привлек, между прочим, рушник из деревни Ивачевой; он был подарен солдату, отправлявшемуся в 1858 г. на Кавказ на войну. На каждом конце этого рушника вышит двуглавый орел с опущенными крыльями, как на Екатерининских трехкопеечниках; по углам всадники: один в картузе, другой в шлеме. Посреди них нечто в роде стола или, вернее, барьера для скачек. Один всадник сидит на лошади, как амазонка, т.е. обе ноги его свешиваются в одну сторону, у другого, наоборот, одна нога закинута через лошадь. По сторонам орла георгиевские кресты, а внизу вы¬шито: 1858 (канун, года покорения Кавказа). Интересны и другие полотенца, которым, по словам крестьян, не мене 100 лет. Названия узоров их: «полный сон», «полусон», «рак» (вернее – орел) – из села Доброводье; «самовар» (вернее – паук), «павочки», «головастики», «церквы», «волки», «пруды» и «выпись с болонок», т.е. узор, снятый с замерзшего окна – все эти из села Старшего Дмитриевского уезда Курской губернии.

Д.Святский

 


Категория: традиционный костюм центральных губ | Добавил: kaledamaleda (27.01.2009)
Просмотров: 7448 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]